Сеймы в Чешском королевстве

Сеймы в Чешском королевстве
Сеймы в Чешском королевстве

Рада земская сотрудничала с королем и ограничивала его власть в делах текущего управления. В особо важных случаях король созывал земские сеймы Чешской земли, Моравской и Силезской, а в некоторых случаях генеральный сейм всех земель короны чешской.

На чешский сейм в начале XVI в. приглашались все паны, составлявшие на нем особый чин, все рыцари, или владыки, владевшие свободною собственностью и составлявшие второй чин, и, наконец, представители важнейших королевских мест, составлявшие третий чин. Духовенство, в XIV в. обыкновенно участвовавшее в чешских сеймах и составлявшее на них особый чин, в эпоху Гуситского движения потеряло свое место.

Первый Габсбург в земском уставе 1549 г. подтвердил, что в чешском сейме три чина: панский, рыцарский и местский, и более быть не должно. Духовенство сохранило свое место (второе) только на моравском сейме, так что там было уже не три, а четыре чина.

Силезский сейм по своему составу уклонялся и от чешского, и от моравского: первый чин в нем составляли князья и паны, второй – послы от мелкой шляхты из поветов, непосредственно подвластных королю, и уполномоченный от города Вроцлава; третий – уполномоченные остальных городов, непосредственно подчинявшихся королю и независимых от удельных князей.

Каждый чин представлял особую курию на сейме, которая решала вопрос о принятии в свою среду нового члена. Допущение на сейм нового пана, предки которого не были чешско-моравскими панами, зависело от панской курии; допущение лица, возведенного в рыцарское или владыцкое звание, зависело от рыцарской курии, причем непременным условием было, чтобы новый пан или владыка был владельцем свободной земской собственности; допущение на сейм уполномоченных от места, дотоле не пользовавшегося правом сеймования, зависело от местской курии.

Не только паны, но и владыки вызывались на сеймы лично. Разумеется, большая часть владык не в состоянии были посещать исправно сеймы; приезжавшие на сеймы большею частью не могли дождаться их окончания, ибо поездка и пребывание на сеймах сопряжены были с большими издержками.

От этого не могли не страдать политические интересы большинства шляхетского сословия. Вследствие этого уже в XV в. шляхта на своих областных (крайских) съездах стала избирать нескольких (от 2 до 6 от края) представителей, на которых возлагала обязанность ездить на сеймы и участвовать в их занятиях до самого роспуска; а на издержки определяла им известную сумму денег, которая раскладывалась на всех рыцарей или владык края. Но этот зародыш шляхетского представительства не получил должного развития в дальнейшем.

Во-первых, отправка уполномоченных не сделалась исключительным правилом: и при отправлении послов шляхтичи вызывались на сеймы и отправлялись лично. Отправка послов имела лишь то значение, чтобы предупредить полное отсутствие рыцарства на сеймах.

Во-вторых, не вошли в жизнь крайские съезды шляхты, на которых избирались представители этого сословия на сеймах. Постановлением сейма 1494 г. определено было, чтобы каждый год отбывались крайские съезды для лучшего обеспечения общественной безопасности. Но съезды вскоре же перешли к широкой политической деятельности.

Съезд Градецкого края выработал девять статей разных требований, обращенных к высшей власти, и разослал эти статьи по другим краям с просьбою о поддержке. Вследствие этого король Владислав патентом от 14 июня того же года запретил все крайские съезды в Чехии. Хотя при Людовике гейтманам крайским и разрешено было собирать крайские съезды в нужных случаях, но при всем том этот институт не упрочился в практике Чешского государства и, как увидим позже, встретил в королях новой династии упорных противников.

Представительство шляхты на чешском и моравском сеймах поэтому не получило надлежащего развития, а вместе с тем и шляхта не обеспечила за собою надлежащего положения и веса на этих сеймах.

Отрицательные последствия этого факта до известной степени парализовались порядком совещаний и решений, установившимся на чешском сейме. На общем собрании выслушивались предложения, которые делал сейму король, а затем предложения со стороны отдельных членов сейма или целых групп, большею частью в форме просьб, обращенных к королю.

После этого чины расходились и совещались по куриям отдельно. В каждой курии вопрос решался большинством голосов, а в дальнейшем уже каждая курия выступала как единое целое. Сперва выносила свое решение панская курия и сообщала его курии шляхетской; шляхетская курия со своими добавлениями сообщала это решение местской курии. После того все курии сходились вместе и все совещались сообща. Только то, в чем все чины согласились и что подтверждено было королем, считалось постановлением сейма и получало силу закона.

Чаще всего сеймы собирались для ассигнования королю субсидий, или так называемого берна. По основному государственному закону, ведшему свое происхождение от привилегии 1310 г., чешские короли имели право налагать собственною властью берно только на коронацию и выдачу своих дочерей замуж.

Отсюда само собою выходило, что в остальных случаях короли могли получить берно только с добровольного согласия своих подданных. Для получения этого согласия и стали созываться с начала XIV в. частые сеймы, ибо текущих доходов обыкновенно не хватало на покрытие издержек государства, особенно военных. Чехия подобно всем другим государствам Западной Европы в XIV-XV вв. стала переходить от рыцарских ополчений к наемным войскам, короли стали сильно нуждаться в деньгах.

Материалы по теме:  Зарождение готики

Выпрашивая берно для военных нужд, чешские короли постоянно выдавали сословиям удостоверения, что берно налагается с их добровольного согласия и что это не должно служить к ущербу их прав. Постановлением сейма берно налагалось на всех землевладельцев государства – панов, рыцарей, мещан и духовенство – обыкновенно в размере половины оброка, получаемого ими от крестьян, и в размере одной четверти дохода с капиталов, отданных в рост. Для сбора берна сейм выбирал особых сборщиков для каждого края, которые собирали берно с отдельных хозяев и выдавали им квитанции, а собранные суммы представляли главным сборщикам, избранным сеймом, и получали от них в свою очередь квитанции.

Главные сборщики представляли деньги либо в королевскую комору, либо королевским кредиторам, либо непосредственно расходовали их по определению сейма. Описанное право чешского сейма соизволять на сбор берна, право, никогда не подвергавшееся сомнению, открывало широкую дорогу к влиянию сейма на внутреннюю и внешнюю политику страны. Сплошь и рядом свое согласие на сборы берна сейм обставлял известными условиями, соглашался на сбор берна лишь в том случае, если король издаст требуемые законы или распоряжения, уважит просьбы чинов сейма и т.д.

Чешский сейм принимал и прямое участие в законодательстве. Это было давнишнее его право, установленное обычаем и признававшееся много раз чешскими королями. Так, еще в 1272 г. король Пшемысл-Оттокар 2 созывал сейм для утверждения составленного им нового законника, в котором он хотел соединить действующее чешское право с магдебурским и некоторыми другими иноземными правами. Но сейм не принял этого законника.

Король Вацлав 2
Король Вацлав 2

Король Вацлав 2 предлагал на утверждение сейма в 1290 г. новый устав судопроизводства, составленный на основании действующих обычаев, а также римского и церковного права, и на этот раз сейм резко проявил свое законодательное право, не утвердив новый устав судопроизводства.

Памятник Карлу IV у Карлова Моста в Праге.
Памятник Карлу IV у Карлова Моста в Праге.

Подобную же неудачу потерпел и знаменитый Карл IV. Он переделал и дополнил законник Вацлава и предложил его на утверждение сейма в 1348 г. Но сейм и на этот раз отклонил новый свод законов. В 1365 г. Карл издал особую грамоту, коею объявлял во всеобщее сведение, что составленные им новые законы не должны иметь обязательной силы, ибо они не полюбились князьям и панам и не были подтверждены их присягою.

Одною из причин, почему чины отвергали предлагавшиеся им законники, было нерасположение к писаному праву. Земский суд руководился в своих решениях и постановлениях обычным чешским нравом, которому младшие члены научились от старших и из прежних решений. Такое положение вещей не связывало рук судьям и давало им возможность в нужных случаях отклоняться от прецедентов и устанавливать новые нормы, новые прецеденты.

Но рано или поздно должна была и очень сильно почувствоваться настоятельная потребность в письменном своде действующего обычного права и норм, установленных судом. В 1499 г. учреждена бьша комиссия, на которую возложена была задача собрать все законы, преимущественно те, которые относились к земскому суду и которыми он должен бьш руководствоваться в своей деятельности. Комиссия составилась из шести панов и одиннадцати владык.

Для редактирования собранного ею материала бьша учреждена другая комиссия из двух панов и одного владыки – Альбрехта Рендля из Оушавы, который бьш самым деятельным ее членом. Резу ль татом работ этих комиссий был законник, известный под именем Учреждения земского короля Владислава (Zrizeni zemske). Этот законник бьш прочитан на сейме 1500 г., одобрен панским и рыцарским сословиями и по их распоряжению напечатан. В 1502 г. король утвердил его, несмотря на протесты отдельных лиц из панского и рыцарского сословия и всего местского чина. Позже этот законник исправлялся и дополнялся с участием сеймовых комиссий и сейма в полном составе.

Чешский сейм, равно как и сеймы моравский и силезский, бьши обычными явлениями в практике государственной жизни Чешского королевства, сложившимися и упрочившимися политическими институтами. Экстраординарным явлением был генеральный сейм всех земель чешской короны. В устав его входил обыкновенно сейм Чешской земли в полном составе и делегаты моравского и силезского сеймов, причем они вели переговоры и совещания либо непосредственно на чешском сейме, либо с особою комиссией сего последнего. Обозначить точно круг дел, для которых собирался генеральный чешский сейм, нет возможности.

В законнике Карла IV Majestas Carolina на этот счет содержится одно только неопределенное указание, что маркграф Моравский и остальные князья и чины земель Чешского государства имеют являться на общий сейм не только к коронованию короля, но и для обсуждения всех дел, касающихся достоинства и положения чешской короны. Факты показывают, что в XIV и XV вв. генеральные сеймы собирались частью по случаю принятия и коронации нового короля, но большею частью для решения вопросов внешней политики, внешней и внутренней безопасности и религиозного мира, когда сама собою являлась настоятельная потребность выяснить взаимные отношения между различными частями Чешского государства.

Оцените статью
(Пока оценок нет)
Загрузка...