Ночь длинных ножей. О чем молчат современные католики

Просвещенный западный мир не очень-то любит вспоминать некоторые страницы своей истории, предпочитая рассказывать, каким кровавым тираном был Иван Грозный или сколько русских было уничтожено опричниками.

Вернемся в 16 век, а именно – в 1572 год. Григорий XIII, Папа в Риме не может скрыть свою радость по случаю убийства еретиков, гугенотов и кальвинистов. Где скрываются корни взаимной ненависти тех и других, почему резня мужчин, женщин, детей, исповедовавших отличную от католической веру, стала считаться особо богоугодным делом, редкой доблестью?

Учение Кальвина в корне меняло концепцию верующих, утверждая, что только в Божьей воле решать, кого спасти, а кого нет. Одновременно реформист снимал со своих последователей обязательную уплату десятины, что не могло не вызвать неодобрения церкви. Со временем в числе гугенотов появилось немало знатных французов, которым не нравилась политика короля, засилье священнослужителей.

Григорий XIII

Противостояние нарастало. Вскоре кальвинистская вера была официально признана противной Богу, за нее стали преследовать и карать. Фактически, как это часто бывает в жизни, религиозные распри стали прикрытием взаимной вражды королевской семьи (Гизов и Валуа, католиков) и противостоящих им Бурбонов (кальвинистов). А все остальные оказались между молотом и наковальней.

Обе группировки постоянно организовывали кровавые стычки. Поводом для перемирия послужила причина экономического плана: воевать было дорого. Адмирал Колиньи, духовный лидер еретиков, вошел в королевский совет, что очень не понравилось Медичи и Гизам. Якобы для укрепления мира королева-мать решает женить Генриха, короля Наварры (гугенота), на своей дочери Маргарите. Затем герцог де Гиз отдает приказ убить Колиньи, мстя за замученного родича и нанесенную обиду, ведь на невесту из правящего дома претендовал именно он.

С этого началась резня. Католики оправдывались тем, что протестанты агрессивно навязывали свою веру, а также привлекали к распрям иностранных наемников, что разоряло Францию, ослабляло ее. В религиозном пылу гугеноты были не менее жестоки, чем их противники: они также убивали, сжигали живьем, карали всех, кто исповедовал иную веру.

В ночь на 24 августа безумие охватило всех: соседи доносили на еретиков, дети убивали детей. С большим трудом беспорядки удалось прекратить. Около 200 тысяч кальвинистов в страхе бежало из Франции.

Многие просто использовали религиозную подоплеку для решения своих проблем, как это, впрочем, делали и особы королевского рода.