Коронавирус в Омской области сегодня 25 марта 2021 года по городам и районам: сколько заболело

Статистика распространения коронавируса в Омской области на 25 марта 2021 года

На 25 марта 2021 года в Омской области ещё 109 человек заразились коронавирусом. Таким образом, с момента начала пандемии диагноз коронавирус подтвердился у 43 169 жителей региона.

С начала пандемии в Омской области от коронавируса погибли уже 1 302 человека. За прошедшие сутки умерли 3 человека.

34 729 человек выздоровели, из них 202 человека вылечились за прошедшие сутки.

В каких городах и районах Омской области выявлен коронавирус на 25 марта 2021 2020 года

Распределение новых заболевших коронавирусом по районам:

56 – в Омске, 25 – в Муромцевском районе, 9 – в Омском районе,

4 – в Павлоградском районе, по 2 – в Колосовском, Крутинском, Москаленском, Таврическом, Шербакульском районах,

по одному – в Азовском, Большереченском, Называевском, Нижнеомском, Черлакском районах

Распространение коронавируса по регионам России на 25 марта 2021 года

Регион Выявлено Новые Активные Выздоровело Умерло
Москва 1015522 1431 63834 935400 16288
Санкт-Петербург 389464 807 37567 339868 12029
Московская область 228231 535 35525 187386 5320
Нижегородская область 105330 328 3597 98962 2771
Свердловская область 81557 140 4087 74807 2663
Ростовская область 79149 238 4908 70794 3447
Воронежская область 73698 208 3086 68288 2324
Красноярский край 65910 126 1825 61003 3082
Иркутская область 60384 175 1005 57424 1955
Архангельская область 59124 83 3773 54546 805
Челябинская область 54456 137 4045 49234 1177
Самарская область 54338 199 2294 51011 1033
Саратовская область 53692 159 4554 48363 775
Ханты-Мансийский АО 53638 82 749 52109 780
Волгоградская область 52799 124 1363 50518 918
Пермский край 50412 126 4014 44490 1908
Хабаровский край 50269 61 2120 47812 337
Ульяновская область 50122 99 2453 46736 933
Ставропольский край 49787 120 1924 46660 1203
Мурманская область 48548 75 724 46769 1055
Алтайский край 46403 108 3194 41464 1745
Республика Карелия 43251 86 2662 40220 369
Омская область 43169 109 2049 39827 1293
Вологодская область 42052 95 1999 39170 883
Приморский край 41976 54 3546 37762 668
Краснодарский край 41580 118 2859 36477 2244
Пензенская область 41295 106 2999 37791 505
Республика Коми 41153 68 373 39989 791
Забайкальский край 40657 61 947 39124 586
Оренбургская область 39440 81 2480 36248 712
Ленинградская область 39160 121 1620 36659 881
Кировская область 39103 92 3459 35327 317
Новосибирская область 38149 87 1345 35219 1585
Ямало-Ненецкий автономный округ 37826 25 1097 36323 406
Республика Крым 37166 56 1434 34692 1040
Тверская область 36678 106 1420 34540 718
Республика Бурятия 35613 63 1002 33844 767
Тульская область 35603 95 1103 33019 1481
Ярославская область 35461 94 1081 33910 470
Брянская область 34995 95 527 34186 282
Псковская область 33813 63 10649 22944 220
Белгородская область 33672 85 1817 31313 542
Республика Саха (Якутия) 33384 28 654 32188 542
Курская область 33346 99 2722 30085 539
Тюменская область 33167 67 1582 31227 358
Кемеровская область 32916 47 271 32044 601
Ивановская область 32094 66 673 30403 1018
Орловская область 32002 60 2214 29289 499
Калужская область 31905 67 1949 29675 281
Республика Башкортостан 31598 111 5061 26197 340
Томская область 31193 35 818 30031 344
Республика Дагестан 30727 43 906 28434 1387
Астраханская область 30225 71 2100 27479 646
Удмуртская Республика 30104 81 2618 26743 743
Калининградская область 29916 40 2120 27485 311
Владимирская область 29495 77 1937 26573 985
Тамбовская область 28766 94 2053 26320 393
Новгородская область 28393 40 2962 25313 118
Смоленская область 27800 60 542 26524 734
Липецкая область 26996 90 2916 23578 502
Рязанская область 25931 59 1606 23980 345
Республика Чувашия 22477 48 789 20516 1172
Кабардино-Балкарская Республика 22449 51 779 21265 405
Сахалинская область 21918 3 336 21544 38
Амурская область 21737 26 1054 20457 226
Республика Хакасия 21730 17 251 20980 499
Республика Калмыкия 19780 26 533 18937 310
Карачаево-Черкесская Республика 19550 16 1156 18325 69
Костромская область 19351 44 2301 16670 380
Республика Татарстан 19153 44 2837 15909 407
Курганская область 18929 44 1420 17163 346
Республика Мордовия 18794 38 1819 16780 195
Республика Алтай 16583 19 166 16230 187
Республика Северная Осетия — Алания 16226 16 910 15159 157
Республика Тыва 15752 1 717 14838 197
Республика Ингушетия 15047 10 1568 13299 180
Республика Адыгея 14030 8 971 12899 160
Камчатский край 14015 17 821 12999 195
Севастополь 12941 36 381 12005 555
Республика Марий Эл 12389 23 685 11505 199
Чеченская Республика 11575 10 232 11227 116
Магаданская область 8239 3 137 8003 99
Еврейская автономная область 4409 3 77 4208 124
Ненецкий автономный округ 1072 1 64 1004 4
Чукотский автономный округ 722 1 35 682 5

Вадим Чеченко: «Бюджет Омской области должен быть под 200 млрд, а еще лучше – 250 млрд рублей»

Министр финансов Омской области в откровенном интервью раскрыл, как региональный бюджет пережил пандемию и что происходит с казной, когда уходят крупные налогоплательщики.

– Ничего, если я без галстука? – сразу уточнил глава ведомства.

Стоит отметить, что министр финансов Омской области поработал в командах прежнего губернатора Виктора Назарова и нынешнего главы региона Александра Буркова . По наблюдениям нашей редакции, Вадим Чеченко за это время изменился как руководитель и как специалист – стал более свободно рассуждать на неудобные темы и с юмором говорить о вверенной ему сфере – финансах.

В откровенной беседе глава ведомства поднял много интересных тем. В частности, рассказал, почему нельзя поделить финансы в равной степени между районами Омской области, кто в его семье распоряжается финансами и как сам едва не стал жертвой телефонных мошенников.

В любом случае беседа вышла продолжительной, содержательной и интересной. Мы публикуем первую часть беседы с министром финансов Омской области, где затрагиваются нюансы бюджетной политики региона.

Пандемия: еще телевизор не успели выключить, а уже деньги пришли
Вадим Александрович, позади не самый простой в финансовом плане 2020 год. Предполагаем, что на бюджете региона пандемия коронавируса сказалась не лучшим образом. Подсчитывали ли уже убытки, которые понесли из-за тотального локдауна? Есть ли данные, какие сферы жизни региона потеряли больше всего средств? Удалось ли коронавирусу нокаутировать бюджет?

– Год был действительно сложным для финансовой сферы и региона, и страны, и мира в целом в связи с ухудшением экономической ситуации из-за пандемии. От пандемии пострадали больше всего сферы, попавшие под ограничения: туризм, ресторанный бизнес, вся сфера услуг. Были и такие сферы, в которых предприятиям пришлось временно закрыться. Хотя тот же ресторанный бизнес в пандемию переориентировался на доставку. Наверное, меньше всего пострадала фармацевтика. На ситуацию оперативно реагировал штаб по экономике под руководством зампреда областного правительства Дмитрия Ушакова . В итоге строительство, смежные отрасли, ряд сфер жизнеобеспечения освободили от действия локдауна в максимально сжатые сроки. Штаб тесно взаимодействовал с бизнесом и оперативно вырабатывал, на мой взгляд, правильные решения по льготам, предлагал их штабу под руководством губернатора, и эти решения в итоге удалось реализовать, не обрушив динамику поступлений в бюджет.

У нас есть данные по прямым потерям бюджета, связанным с предоставлением прямых мер поддержки, льгот, они составили 1,8 млрд рублей, из них 1,2 млрд рублей – выпадающие доходы областного бюджета и 600 млн рублей – потери местных бюджетов. Хотя, если сравнивать с другими регионами, мы пострадали гораздо меньше. Так, по налоговым и неналоговым доходам динамика поступлений в областной бюджет составила 104,6 % к уровню 2019 года, тогда как по регионам в среднем за год падение составило 2 %. Считаю, мы неплохо завершили 2020 год.

– Продолжая тему пандемии, сколько по итогам 2020 года не освоено средств, поступивших из федерального бюджета, иначе говоря, сколько денег вернули обратно?

– Общий объем неосвоенных федеральных средств составил по итогам 2020 года 3,1 млрд рублей, из этой суммы по нацпроектам – 2,5 млрд рублей. Основные объемы неосвоенных средств были связаны со стройкой, повлиял и коронавирус, и другие факторы. Решения правительства РФ и президента, в связи с пандемией снявшие санкции с регионов за неосвоение средств, благоприятно сказались на ситуации. И самое главное – несмотря на то что средства не были освоены, по законтрактованным обязательствам они вернутся в бюджет Омской области в 2021 году. Сейчас идет активная работа по возврату неиспользованных по объективным обстоятельствам ресурсов, шансы на то, что большая часть средств будет возвращена, высоки.

– На заседании Заксобрания глава КСП Талгат Шугулбаев сообщил, что из 10 млрд исследованных аудиторами средств бюджета 14 % были потрачены неэффективно. Как вы считаете, это много?

– Любой неэффективно потраченный рубль – вопрос, над которым надо работать, необходимо анализировать, по какой причине это произошло. И мы, и наши коллеги из отраслевых ведомств всегда тщательно изучаем эти материалы и учитываем в дальнейшей работе.

– Но перейдем к бюджету на нынешний год. Омский экономист Сергей Евсеенко, комментируя главный финансовый документ на 2021 год, заявил, что у нас задерживается светлое экономическое будущее. Он это обосновал тем обстоятельством, что регион получает много федеральных средств при небольшом количестве собственных доходов. Как вы считаете, удастся ли региону увеличить долю собственных расходов?

– Сергей Евсеенко – член Общественного совета при министерстве финансов Омской области, очень ярко всегда высказывается, критикует, конечно, не без этого, но нам и не нужно, чтобы все были толерантны. Сергей Викторович обозначил в том своем высказывании определенные значимые нюансы, различия между целевыми и нецелевыми средствами. Для любого региона нецелевые средства привлечь, конечно, приоритетнее, потому что они дают возможность для маневра. Действительно, доля целевых средств в общем объеме федеральных поступлений значительна. Но вместе с тем федеральные субсидии – это средства на реализацию полномочий региона, на те наши задачи, которые нам в любом случае необходимо решать. Если говорить о нацпроектах, то это прежде всего четыре ключевых направления финансирования – здравоохранение, образование, ремонт дорог, демография. Кто будет спорить с тем, что это самые основные сферы для региона?

Да, дотаций могло бы быть побольше, но в целом с такой жесткой формулировкой, что светлое будущее откладывается, я не могу согласиться. Так, в бюджете текущего года помимо 22 млрд на нацпроекты регион смог сформировать ресурс в объеме почти 1 млрд рублей на поддержку инвестпроектов. То есть у нас появилась возможность гибко подойти к распределению средств, в том числе благодаря принятым на федеральном уровне решениям.

– Средства на инвестпроекты – предметные или на некий гипотетический пул объектов?

– Над этим вопросом полгода кропотливо работали коллеги из Минэкономики. Какие проекты планируется реализовать, точнее может сказать Анна Валерьевна ( Негодуйко – министр экономики Омской области. – Прим. ред. ). Отмечу лишь, что совсем недавно проводил по этому вопросу совещание заместитель председателя правительства РФ Марат Хуснуллин , который наш регион в этом вопросе поставил в пример как регион, представивший хороший пул проектов для поддержки.

– Федеральные средства, несмотря на критику, позволяют выжить регионам. Насколько оперативно они поступали в пандемию? Планируются ли в 2021 году дополнительные ресурсы из Федерации?

– Федеральные поступления помогают регионам не выживать, а решать поставленные перед регионами задачи. Правительство РФ в целом и Минфин РФ в частности с начала пандемии выдерживали сумасшедшую скорость и принятия, и реализации решений. Условно говоря, еще телевизор не успели выключить, а уже деньги пришли. Это на самом деле было то, что нужно регионам на тот момент. Что касается 2021 года, рассчитываем, конечно, на дополнительную нецелевую поддержку, так как в конце марта – в апреле между регионами будут распределять дотацию в размере 100 млрд рублей. Надеюсь, что в дальнейшем в ходе исполнения федерального бюджета будет исполнено поручение президента по увеличению общего объема нецелевой поддержки для регионов.

– Что касается собственных доходов региона, как увеличить их долю?

– Самый правильный путь – реализация инвестпроектов. Однако они не вырастают за ночь как грибы, на их становление нужно время. Хороший пример из последних – решение о создании особой экономической зоны «Авангард» – это реальный шаг к тому, чтобы создать собственную дополнительную налогооблагаемую базу. Это то, что в любом случае останется на территории, что будет создавать рабочие места и налоги. Но надо понимать, что на реализацию этого проекта, как и любого другого, понадобится время.

Рассчитаться с госдолгом за 12 лет
– Бюджет на 2021 год критиковали и коммунисты. Они считают, что нам нужен бюджет в размере 150 млрд рублей, аргументируя это тем, что мы 150 млрд рублей налогов отдаем Федерации и нам столько же должны вернуть. Согласны ли вы с этим? Каковы, на ваш взгляд, достоинства и недостатки нынешнего бюджета?

– С тем, что нам нужен бюджет в размере 150 млрд рублей, я, конечно, не согласен. Нам нужен бюджет под 200 млрд рублей, а еще лучше – 250 млрд рублей. Равно как не согласен с фразой, что раз мы отдали 150 млрд рублей налогов в консолидированный бюджет, то и вернуть нам должны столько же. По такой логике ни одна бюджетная система ни в одном государстве не функционирует. Да, дискуссии о том, насколько сбалансировано разделение доходов между уровнями бюджетов, время от времени возникают, и я согласен с тем, что чем больше наш бюджет, тем лучше. Но при этом надо понимать, что мы с учетом февральских изменений в бюджете на 2021 год в соответствии с поставленными губернатором задачами максимальный объем ресурсов сформировали, какой могли сформировать, и ни на рубль больше невозможно было бы предусмотреть. Так, мы максимально задействовали дефицит, это 7,6 млрд рублей, в пределах установленных БК РФ ограничений. Поэтому с критикой в отношении подхода к формированию доходов не согласен. К распределению по расходным статьям тоже вопросов не возникало, так как была проведена большая совместная работа областного правительства и депутатского корпуса, мы закрыли первоочередные социальные обязательства, нацпроекты, кроме того, смогли предусмотреть сумму на поддержку экономики. Считаю, что мы хорошо отработали формирование бюджета. Да, исполнение бюджета будет непростым, хотя бы потому, что план по налоговым и неналоговым доходам стоит очень амбициозный.

– Что касается непростой темы госдолга. Насколько нам известно, вы, когда возглавили министерство финансов, продолжили работу по уменьшению этих сумм. В частности, вы предпринимали попытки заменить более дорогие банковские кредиты на более щадящие бюджетные, заходили в федеральную программу реструктуризации бюджетных кредитов в 2018–2019 годах. Каких результатов удалось достичь и как скорректировался госдолг благодаря этим усилиям?

– У нас примерно треть кредитного портфеля – бюджетные кредиты. Это сильно способствует снижению расходов на обслуживание госдолга. Но Федерация уже три года как прекратила практику предоставления бюджетных кредитов, зато предложила реструктуризацию ранее выданных. Смысл реструктуризации в том, чтобы гасить бюджетные кредиты потихоньку и справляться с этой задачей за счет доходов, не привлекая коммерческие заимствования. За 7 лет рассчитаться со всеми долгами перед Федерацией нереально, и сейчас нам реструктурировали сумму бюджетных кредитов на 12 лет. У нас в начале 2020 года была долговая нагрузка на областной бюджет 64,2 %, по итогам года – 65 %. Это очень достойный результат, мы ее фактически удержали на месте в этот сложный год.

Бюджет районов: денег не хватает всем
– Принято считать, что районы Омской области глубоко дотационные. Все-таки какие районы зарабатывают сами?

– Все районы дотационные, уровень дотационности разный. Денег всегда не хватает всем, и наша задача – примерно в равные условия поставить разные муниципальные образования, чтобы у жителей северного района были такие же условия, как у жителей южного. Не хватает примерно всем одинаково, и перетаскиванием ресурсов из одного уровня бюджета в другой ситуацию изменить не получится, необходимо в целом увеличивать доходную базу. Если говорить о тех, кто сам зарабатывает, тот же Омский район ближе всех к городу и к тому, чтобы быть самодостаточным: здесь и производства есть, и плотность жителей высокая, и доходы выше. Сложнее ситуация на севере Омской области, там сложнее создавать налогооблагаемую базу.

– Вы согласны с тем, что местное самоуправление не обладает финансовыми ресурсами для решения всех задач? Они постоянно жалуются на чрезмерную централизацию.

– Можно увеличить долю самостоятельности муниципалитетов, но консолидированный бюджет ведь от этого не вырастет, а именно его объем определяет возможности региона в целом. Если мы, например, увеличим районам норматив по НДФЛ, то вынуждены будем сократить объем ресурсов на дотационную поддержку тех же районов либо урезать объем субсидий. В ситуации, когда ограничены ресурсы, нужно действовать очень осторожно. Конечно, как только возможность появляется, мы передаем дополнительные ресурсы: увеличили норматив по упрощенной системе налогообложения, часть транспортного налога передали. Согласен, что передача нецелевых ресурсов при наличии грамотных руководителей на местах позволяет повысить общую эффективность использования средств. Это правильный путь в целом. Но в непростой финансовой ситуации контролировать ресурсы приходится максимально, и в таких условиях централизация всегда является вынужденной мерой.

– Есть ли у вас статистика, какие районы Омской области больше всего «просели» по финансам из-за пандемии коронавируса?

– У нас по областному бюджету 104,6 % динамика по налоговым и неналоговым доходам в 2020 году, 107,8 % – по городу Омску и в целом по муниципалитетам – 107,1 %. То есть в местных бюджетах ситуация даже получше, чем в областном. Всего в четырех муниципалитетах сформировалась отрицательная динамика, это два южных и два северных района. У остальных положительная, в одном рост и вовсе 122 %. Нельзя сказать, что районы не пострадали, это будет неправильно, у всех у них формировались выпадающие доходы, связанные с принятием на уровне региона мер поддержки бизнеса, но всем районам эти выпадающие доходы мы компенсировали, в общей сложности распределив 616 млн рублей.

Плюсы льготной ипотеки, «мусорный» тариф и перевод омских ТЭЦ на газ
– Александр Бурков недавно заявил, что без федеральных денег омские ТЭЦ на газ не перевести. В итоге деньги, которые даст Москва, уйдут ТГК-11. Насколько это справедливо, когда федеральные деньги уходят монополистам?

– Любой такой проект может реализовываться с помощью разных механизмов – как через прямое федеральное финансирование, так и через предоставление бюджету региона федеральных субсидий на техническое перевооружение. Если Федерация считает целесообразным выделять такие средства, почему бы и не поспособствовать этому? Александр Леонидович отстаивает здесь интересы региона, понимая, что любая копейка, заведенная с федерального уровня, имеет мультипликативный эффект. Речи о том, что средства на переоборудование ТЭЦ будут выделены непосредственно за счет собственных средств бюджета Омской области, вообще не идет.

– В конце 2020 года стало известно, что региональному оператору по переработке ТБО «Магнит» будет выделена большая сумма на компенсацию выпадающих доходов. Поскольку сформированный предельный тариф был больше суммы в квитанциях омичей, то неизбежно возникла эта разница. Была ли заявка от РЭК Омской области на компенсацию межтарифной разницы региональному оператору?

– У нас в бюджете нет отдельной статьи на компенсацию выпадающих доходов конкретного регионального оператора. Есть общий объем средств на компенсацию межтарифной разницы по всем направлениям работы ресурсных организаций. На эти цели предусмотрено в бюджете на 2021 год всего 268 млн рублей. На сегодня заявки об увеличении финансирования от РЭК Омской области в целях предоставления компенсации региональному оператору по переработке ТБО нам не поступало.

– Одна из мер коронавирусной поддержки по предложению председателя Банка России Эльвиры Набиуллиной – Омская область вошла в список из 24 регионов, где будет применена льготная ипотека. Но у этой ипотеки есть обратная сторона – неплатежи. Эксперты проводили параллель с США, где возникла подобная ситуация. На ваш взгляд, ждет ли эта проблема наш регион в связи с продлением льготной ипотеки?

– Прямой зависимости я бы не проводил: ставку снизили, и потому начнется кризис неплатежей. В США кризис неплатежей возник не по причине низкой ставки, а потому, что пораздавали ипотеку всем подряд. Там больше вопрос к андеррайтингу, к страховым компаниям.

На самом деле если предложение становится более привлекательным, то увеличивается спрос и цены растут. Если объем кредитов увеличится, есть потенциальные риски роста количества неплательщиков. Низкая ставка – это совершенно оправданное решение, она не спровоцирует сама по себе массовые неплатежи. А вот востребованность жилья возрастает, что стимулирует отрасль строительства.

С одной стороны, выросли цены на квартиры, с другой – дешевая ипотека. Вроде то на то и вышло. Но посмотрите, что получилось: появились инвестиции для строительства. А эта отрасль одна из ключевых в любой стране. Поэтому даже если население реально не выиграет от низкой ставки по ипотеке по причине роста цен, с точки зрения экономики в целом и строительства в частности эффект будет положительным. При адекватной стоимости жилья устойчивость строительного бизнеса выше и, значит, меньше риски появления тех же пострадавших дольщиков.

Спрос на льготную ипотеку высок потому, что взять квартиру под 3,9 % годовых очень выгодно. Единственное, нужно рассчитывать свои возможности. Но это не только ипотеки касается, а всех действий с личными финансами.

Это к вопросу о необходимости всем нам повышать свою финансовую грамотность, потому что немалая часть населения слабо ориентируется в современных финансовых инструментах. Речь не только о том, чтобы рассчитать свои возможности, но и о том, чтобы не попасть на удочку телефонных или интернет-мошенников, не подписать заведомо невыгодный для себя договор со скрытыми процентами и комиссиями. Иногда даже опытные люди попадают в такие ситуации. Так, недавно знакомая сотрудница банка жаловалась, что ее «развели» телефонные мошенники.

– Региональный Минфин стал координатором региональной программы по повышению финансовой грамотности населения Омской области, в чем она заключается?

– Региональная программа утверждена на срок до конца 2023 года в рамках Стратегии РФ по повышению финансовой грамотности населения. Там очень большой пласт мероприятий. Областное Минобразования с 2017 года совместно с Отделением Омск Банка России реализует образовательные мероприятия в учреждениях образования. Все уровни образования – от дошкольного до вузовского – на сегодняшний день в регионе охвачены мероприятиями по повышению финансовой грамотности. Так, в 2020 году в онлайн-уроках по финансовой грамотности приняли участие обучающиеся свыше 70 % школ региона и 100 % профессиональных образовательных организаций. Очень много разработанных на федеральном уровне обучающих материалов для разных категорий населения, будем активно весь этот опыт использовать, в реализации программы задействованы все заинтересованные ведомства и организации.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Adblock
detector